Интенсивный курс изучения языкаИнтеллектуальное реалити-шоу, представляющее собой интенсивный курс изучения языка, состоящий из 16 уроков. В роли преподавателя выступает полиглот, автор уникальной методики Дмитрий Петров.

В группе обучающихся – восемь человек: Николай Расторгуев, Александр Снегирев, Юлия Пересильд, Алиса Хазанова, Александра Розовская, Юлия Свежакова, Иван Латушко, Артем Тульчинский.

Главные принципы обучения: нарастающая мотивация – эффект очевиден от урока к уроку. Язык – это не только слова, не только грамматическая структура, но и система образов, эмоций и ощущений, которые надо развивать. Это и комбинаторика – каждая новая группа слов дает на порядок больше комбинаций. Уже с первого занятия участники проекта начинают пытаться общаться на новом для себя языке. К финалу ученики овладевают основными грамматическими схемами и свободно используют их в своей речи.

Добрый день! Сегодня мы здороваемся по-русски.

С завтрашнего дня начнем это делать по-немецки. Мы начинаем юбилейную, пятую программу телевизионного проекта «Полиглот».

Добро пожаловать!

Сегодня мы приступим к курсу немецкого языка, состоящему из 16 занятий. Мы будем встречаться с вами 16 дней.

Будем надеяться, у вас появится ощущение близости к немецкому языку и он перестанет быть для вас чужим. Для начала познакомимся.

Меня зовут Дмитрий, я постараюсь вам помочь познакомиться с немецким языком.

Попрошу вас сделать следующее: назовите свое имя, в двух словах расскажите, чем вам близок немецкий язык, почему вам захотелось его освоить и какие ассоциации он у вас

вызывает.

-Начнем с вас.

— Меня зовут Иван. Я никогда не учил немецкий язык, но с удовольствием съездил бы

в Германию. Замечательно было бы самому что-то говорить по-немецки, а не просто ходить с разговорником.

— Когда вы думаете о немецком языке, о Германии, о немцах, какие первые ассоциации, образы приходят вам в голову?

— Когда я учился в школе, я снимался в двух немецких картинах, играл младшего офицера и солдата. Поэтому у меня ассоциации связаны с войной, с немецкими солдатами, с кино.

Приступая к изучению иностранного языка, очень важно понять, какие ощущения, эмоции, образы он в нас вызывает. Язык — это не только слова или грамматические правила, это целый мир, целое измерение, в которое мы входим и в котором постараемся

чувствовать себя комфортно.

Важно почувствовать в себе эти эмоции, образы и наблюдать за тем, как они будут

Меняться по мере того, как вы этот язык будете осваивать.

— Как вас зовут?

— Саша. Я никогда не учила немецкий язык. В школе я учила английский и французский. Я считала немецкий язык довольно грубым по мелодике. Все знакомые, которые знают

немецкий язык, все время пытались это впечатление разрушить. Было бы интересно изнутри понять произношение, мелодику, чтобы не опираться на первое впечатление.

Что-то подобное происходит, когда мы знакомимся с новым человеком. Он не всегда у нас вызывает благоприятное впечатление. Но потом мы узнаем его получше, начинаем с ним дружить и, может быть, даже его любить.

— Меня зовут Артем. С немецким языком я впервые столкнулся, когда занимался музыкой.

Это было связано с музыкой Моцарта, с немецкими песенными композиторами. В музыке мелодика языка раскрывается иначе.

— Без войны.

— Без войны, да. Это не было связано с немецкими офицерами из советских фильмов.

Это было совсем по-другому. Но образ из фильмов все равно присутствует, потому что мы на этом воспитаны. Когда мы приехали первый раз в Германию с гастролями, все это разрушилось, было ощущение, что люди говорят не на немецком языке, не на том немецком, который мы привыкли слышать. Они говорят совершенно иначе, очень мелодично, красиво. Я рад, что у меня есть возможность немножко прикоснуться к этому

языку.

— Вы к нему пришли через музыку?

— Да. Вначале была музыка.

— Поэтому взгляд у вас немножко другой. Спасибо.

— Меня зовут Александр. У меня с немецким языком отношения очень чувственные.

Мой папа 34-го года рождения, он с детства мне рассказывал истории, которые он пережил сам, будучи в Москве во время войны, и слушал от дедушки, который

участвовал в войне и был некоторое время в австрийских лагерях. Я набрался тогда слов.

Теперь у меня в голове готовая, несколько наступательная лексика: «хайль», «хэндэ хох».

Папа рассказывал, как кормил сухарями немецких пленных, строивших московские здания. Вот такое противоречивое отношение к Германии.

Также есть желание прочитать в подлиннике Гете. Мне этот язык кажется красивым.

— Он на самом деле чувственный, очень парадоксальный, очень интересный, на мой взгляд. Конечно, исторические события накладывают отпечаток на отношение к языку.

Известно, что после войны с Наполеоном французский язык именно так воспринимался в России. Даже на некоторое время российское дворянство отказалось от его использования.

Это считалось дурным тоном. Хотя в течение двух столетий он был языком аристократии.

Прошло время, и он опять стал восприниматься как язык культуры, скорее позитивный.

— Меня зовут Алиса, я тоже приверженец той теории, что на языке оригинала смотреть

кино и читать книги лучше. Я могу по-английски, по-французски это делать,

я чувствую разницу в своем восприятии. Недавно прочитала книгу Питера

Уотсона «Германский гений». У меня давно в голове сидел вопрос, почему не только у нас, но вообще в мире германская история, история величайшей европейской культуры

сводится к изучению Второй мировой войны или событий, которые ей предшествовали или были после.

Людям интересно самое драматичное состояние нации, события, которые повлияли на мировую историю и которые как бы еще в воздухе находятся, но при этом они забывают о том, что у этой страны потрясающая, одна из величайших мировых культур, которая нам дала огромное количество гениев. Не просто великих людей, а именно гениев.

Для меня это способ немножко отодвинуть историю, которую мы проходили, и вернуться к истокам.

— Меня зовут Николай. Мне очень интересно узнать, способен ли я к обучению, поскольку последний раз я сидел за партой очень давно. Немецкий язык мне очень любопытен. Я считаю, что он один из самых трудных европейских языков. Я часто бываю в Германии

и слышу не те произношение и интонации, которые мы видим в фильмах, а то, как люди разговаривают в кафе, в магазинах, когда покупают хлеб, и т. д. Оказывается, все очень мягко произносится, совершенно по-другому, не как мы привыкли исторически воспринимать негативно. Мне интересно попробовать, узнать, получится ли у меня заговорить на немецком языке хотя бы на бытовом уровне достаточно уверенно с вашей помощью.

Изучение языка — процесс вечный. Сколько бы мы ни жили, мы постоянно продолжаем изучать даже свой родной язык. Но для чего существует язык? Ведь не для того, чтобы сдавать экзамены, получать «пятерки».

Язык — это явление, которое существует для того, чтобы люди общались, чтобы люди

друг друга понимали.

Сначала это происходит с ошибками, на простом, даже примитивном уровне. Но ошибки — это наши величайшие друзья. Мы ничему в жизни не научились бы, если бы боялись ошибок.

Я категорически не согласен с тем, что лучше не говорить вообще, чем говорить с ошибками. Ровно наоборот: говорить надо всегда, везде, при любой возможности, с любыми ошибками, потому что только так чему-то можно научиться.

— Меня Юля зовут. Рядом со мной тоже Юля. Я немецкий язык обожаю. Я очень люблю немецкую культуру и, соответственно, язык. Почему я хочу его изучить и вообще знать? Потому что сегодня очень интересная жизнь в Германии. Я имею в виду таких театральных режиссеров, как Остермайер, Херманис, которые постоянно ставят в Европе.

Интересно смотреть спектакли, которые они привозят к нам. И конечно, интересно смотреть их именно на немецком языке. Как минимум поэтому хотелось бы

изучить язык. Еще люблю песни Цары Леандер, потому что, несмотря на то, что

она — фашистская певица, музыка ее прекрасна.

— А Дитрих?

— Цара Леандер для меня как минимум повод язык изучать, чтобы можно было достойно

исполнять ее песни.

— Совершенно справедливо. Язык — это не только письменная речь, текст. Это ощущение, это целое измерение, и то, как люди говорят, как они общаются, как здороваются и прощаются, как относятся друг к другу, как смотрят на окружающий мир —

все это тоже язык.

Язык — это скорее многомерное пространство, в котором измерений безграничное

множество и которое мы можем бесконечно познавать. Но самое главное, что начинаться

иностранный язык должен так же, как в свое время начался для нас родной язык: не со спряжений и склонений, а с ощущений.

Ведь сначала мы родной язык чувствуем, вдыхаем, вкушаем и только потом начинаем выстраивать какие-то структуры, начинаем выстраивать какой-то текст.

— Я попыталась честно вспомнить свои ощущения. Не буду повторяться, что они

связаны с войной, со школой, где мы учили немецкий язык. Я почему-то завидовала тем,

кто учил английский. Тогда считалось, что английский приоритетный. Я вспомнила первое впечатление: это был Веймар, где наш МТЮЗ был на гастролях со спектаклем «Черный монах». У нас была экскурсия. Параллельно были выстроены две линии:

одна касалась нацистской Германии и концлагерей, которые были вблизи города,

и вторая линия — это Гете. Эти две линии каким-то образом переплетались. Мы переходили из одного места в другое, и нам параллельно рассказывали и про ту историю, и про эту. Во мне эти две истории сплелись.

Вы говорили про ошибки и про то, что каждый имеет право на ошибки. Я бы хотела за время нашей программы научиться не бояться признавать ошибки, даже, может быть, свои, не бояться говорить с ошибками, и в результате мне бы очень хотелось посмотреть, что из этого получится, чтобы, придя в Дрезденскую галерею, я могла сказать на немецком: «Дайте, пожалуйста, два билета».

Разумеется, мы не сможем охватить весь объем немецкого языка, но за то время, которое мы проведем вместе, мы сможем добиться двух очень важных целей: первой — перестать его бояться, почувствовать, что он стал немножко родным, преодолеть все стереотипы,

в том числе генетические, второй — освоить набор алгоритмов, матрицу языка.

В языке, так же как в математике, есть таблица умножения.

Несмотря на все многообразие грамматики, словаря и т. д. есть некий набор алгоритмов,

стержень, на который можно нанизывать все остальное. А сколько туда нанизывать —

каждый определяет сам. Кому-то достаточно просто немножко прикоснуться к языку,

почувствовать его музыку, может быть, во время поездок обменяться парой слов, попросить билеты или кружку пива. Кому-то захочется познакомиться с людьми,

пообщаться с ними на их языке, что всегда носителю любого языка приятно. Кому-то и этого будет мало — он захочет прочитать Гете, посмотреть фильм на немецком

языке или театральный спектакль.

Количество уровней столь же многообразно, сколь многообразны все люди. У каждого свои задачи, своя мотивация.

Мотивация — это очень важный принцип, который относится ко всему, чем мы занимаемся в жизни. Никакая методика нам не поможет, если то, чем мы занимаемся, нам безразлично и абсолютно не интересно. Но если есть хотя бы небольшая зацепка, какой-то интерес, индивидуальный, неповторимый для каждого человека, то у нас есть все шансы этот язык

освоить.

Свободное владение языком никоим образом не коррелирует с количеством слов, которые

человек знает. Человек может на спор выучить целый словарь и при этом не уметь связать

два слова вместе.

Когда маленький ребенок на родном языке начинает говорить, разве он знает много слов?

Конечно, нет. Но несколько десятков, потом несколько сотен слов нанизываются на этот стержень, алгоритм, который включается и позволяет создавать из небольшого количества слов огромное количество комбинаций. Очень важно с самого начала эти алгоритмы освоить.

То, что я попрошу вас сделать самостоятельно, — просто периодически их повторять. Не надо заниматься этим часами и днями. Практика показывает, что когда кто-то говорит,

что решил заняться немецким или английским и каждый день теперь будет сидеть

по два часа, не будет этого делать — это нереалистично.

Но нет никакого оправдания тому, чтобы не найти 5, 10, 15 минут перед сном или с утра под чашку кофе, чтобы прокрутить эти несколько комбинаций, несколько алгоритмов, которые позволят нам включить процесс создания из небольшого числа элементов

большого числа комбинаций.

Мы будем стремиться не к тому, чтобы выучить очень много слов. Если вам не хватит слова, посмотрите его в словаре или спросите у кого-то.

Наша задача — чтобы эти языковые движения происходили независимо от какого-то рационального анализа, чтоб мы не думали каждый раз, как мы не думаем на русском,

какой сейчас падеж поставить, как соединить предлог с существительным. Это у нас происходит автоматически. Примерно то же самое мы попробуем в немецком языке.

Итак, первый алгоритм, который мы попробуем освоить, — это то, каким образом работает

немецкий глагол.

Глагол — это слово, означающее действие. Глагол оживает, только когда он сопровождается местоимением или субъектом, который это действие производит.

По-научному это называется «спряжение». А по сути, это изменение глагола по лицам.

В любом языке есть очень много разных форм глагола. Но еще один важный принцип,

который мы исповедуем, — это принцип частотности.

В том, что касается слов и грамматики, мы будем брать самые употребительные слова

и конструкции, которые нам позволят немедленно пустить их в ход.

Возьмем, к примеру, стандартный немецкий глагол.

Неопределенная форма, т. е. «что делать», как правило, в немецком языке

оканчивается на «эн»: machen «мАхэн» — «делать».

Каким образом мы глагол спрягаем с местоимениями?

«Я делаю» — «ихь мАхэ», ich mache.

Обращаем внимание, что корень — «мах» в данном случае.

Ихь мАхэ – ich mache.

Ду махст – du machst.

Er «Эр» — «он», sie «зи» — «она», es «эс» — «оно» или «это», средний род/

Зи махт – sie macht

Эр махт, зи махт, эс махт – er macht, sie macht, es macht.

Вир мАхэн – wir machen.

«Вы делаете» (множественное число) — «ир махт», ihr macht.

Зи мАхэн – sie machen.

И по странному или не странному совпадению, Sie «зи», которое мы пишем

с заглавной буквы, — это вежливая форма – Sie machen «зи мАхэн» – произносится абсолютно одинаково.

«Она» и «они» одинаково пишутся и произносятся. «Она», «они» и «Вы» (вежливая

форма) — это звучит одинаково.

machen «мАхэн». А спрягать их уже будете вы.

Например, sagen «зАгэн» – значит «говорить», «сказать».

— Иван, пожалуйста.

— Ich sage (Ихь зАгэ).

— Смотрим на окончания. Вот они.

— Du sagst (Ду загст). Er sagt (Эр загт).

Comments are closed.

Post Navigation